Федор Регузов: «Новокузнечане выходят не только за Навального, но и за себя» – Сибирь. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Федор Регузов: «Новокузнечане выходят не только за Навального, но и за себя»

Федор Регузов: «Новокузнечане выходят не только за Навального, но и за себя»

Новокузнечанин Федор Регузов — один из самых узнаваемых политических активистов Кузбасса. В конце 2017 года, в восемнадцать лет, он стал волонтёром штаба Навального в Новокузнецке. Участвовал в движениях «Весна» и «Протестный Кузбасс», но затем главные его сподвижники — Лев Гяммер и Мила Земцова — переехали в Москву. Ныне Фёдор возглавляет региональное отделение Либертарианской партии. В лицо его знают не только оппозиционеры, но и силовики, поэтому Регузов участвовал в январских акциях опосредованно, что не спасло его от задержания. В интервью «Сибирь. МБХ медиа» он рассказал, как «эшники» пытались его вербовать, почему прогулка 23-го января стала самой массовой несанкционированной акцией в Новокузнецке, а акция 31-го — беспрецедентной по числу задержанных.

— Вечером 31-го января вас задержали — что с вами было потом?

— Около 16:00, когда акция уже должна была завершиться, если бы она состоялась, я вышел из дома в магазин. Вдруг меня хватает сотрудник, показывает удостоверение: «Руки по швам! Стой здесь, сейчас подъедет машина». Потом мне сказали, что ориентировка на меня была у всех новокузнецких полицейских. Меня искали по месту прописки, но я живу в другой квартире. 31-го полицейским повезло, но задержать меня могли в любой день. Подъезжает обычная гражданская машина, меня в нее посадили, забрали телефон, не дав позвонить. В главном управлении МВД по Новокузнецку на улице Кутузова меня допрашивали «эшники». Все происходило очень быстро. Я не запомнил фамилий. Записать было некуда, сфотографировать нечем.

— О чем вас спрашивали?

— Они интересовались, кто создал чат в соцсети, в котором публиковалась информация о новокузнецких акциях в поддержку Навального. Я объяснил, что этот чат был создан еще когда в Новокузнецке открывался штаб Навального, я — его администратор. «Эшники» потребовали разблокировать телефон, чтобы в этом убедиться, сказали, что, если этого не сделаю, телефон отдадут экспертам, которые его взломают. У меня там много другой информации, которая, попав «эшникам», могла бы навредить другим — и потому из двух зол я выбрал меньшее. Разблокировал телефон, показал, что я действительно администратор чата. Они увидели список участников, доступный всем. В это время в чат что-то начала писать девушка, которая 23-го января просила юридическую консультацию, лично мы с ней не знакомы. «Эшники» заинтересовались: «О! Кто такая? Напиши, чтобы скинула тебе свой номер телефона, мы ею займемся». Но я уже показал все, о чем они изначально просили. Сказал, что ничего спрашивать не буду, и телефон заблокировал.

Потом они мне предложили работать на них. Не дословно, но по смыслу: «Давай ты будешь стучать, мы будем платить тебе зарплату, и все будет хорошо». Я отказался. Впрочем, они предложили это скорее формально, не настаивали. Также они упоминали различных новокузнецких активистов, говорили: «Всякой ерундой занимаются, всё руки до них не доходят».

Но, насколько понимаю, главной их задачей было найти, кого объявить организатором акций в Новокузнецке. Они написали в объяснительной, что я, закрепляя информацию в чате, являлся организатором мероприятий 23-го и 31-го января.

— Вы с этим согласны?

— Нет. Организатор — это тот, кто указывает время и место сбора и так далее. Я ничего не писал, я только закреплял посты.

— Почему вы не взяли 51-ю статью? Почему не отказались давать показания, пока не пригласят защитника?

— Началось давление. Запутался, забыл. Все очень быстро происходило. Они не давали позвонить и когда мы приехали в отделение, хотя, забирая телефон в машине, обещали.

— Что вы предполагаете делать дальше?

— На данный момент мы ждем, когда получим протокол, чтобы понять, что у них на меня есть. Меня защищает Дмитрий Миропольцев, который был юристом штаба Навального в Новокузнецке. Попытаемся отбиться от обвинений. В случае неудачи, будем обжаловать вплоть до ЕСПЧ.

Фото предоставлено Федором Регузовым

— Кажется, из всех сибирских городов, где штабов Навального не было или они закрылись, Новокузнецк наиболее активно проявил себя на январских протестных акциях.

— 23 января в Новокузнецке на улицы вышла тысяча человек. Мы сами шокированы. Это самая массовая несанкционированная акция в истории города. При этом, не было человека или группы людей, созывавших народ. Новокузнечане самоорганизовались на фоне, видимо, того, что происходило в Москве.

Изначально в Новокузнецке мы хотели начать у торгового центра «Сити-Молл», но его оцепила полиция. Поэтому мы собрались у драмтеатра и дошли до Левого берега. Потом часть людей вернулась к «Сити-Моллу», водили хороводы вокруг полицейских и скандировали: «Мы здесь власть!». Акция длилась часа три.

— Неужели акцию совсем никто не организовывал из новокузнецких активистов?

— Большая часть активистов разъехалась по разным городам. Мила Земцова и Лев Гяммер сейчас в Москве. Кто-то остался, но не всегда может участвовать — работа, учеба. Из активистов «призыва» 2017 года активны я и Денис Шакин. На январских акциях в Новокузнецке не было ярко выраженных лидеров. Наиболее активными оказались новые люди, которых мы раньше не видели. В основном, это молодежь.

Штаб, существуй он сегодня в нашем городе, мог бы, например, распространять листовки, но в таких акциях, как нынешняя, не штабы Навального главная движущая сила. Новокузнечане выходят не только за Навального, но и за себя. Они понимают, что, если с человеком, на которого сейчас смотрит весь мир, российские власти делают, что хотят, то в отношении незнаменитых людей вообще возможна полная безнаказанность. Вот горожане и пытаются высказаться, что это неправильно, что они так не хотят.

Федор Регузов, Мила Земцова и Лев Гяммер. Фото предоставлено Федором Регузовым

— Лично вы выходили на шествия 23-го и 31-го января?

— Нет. Я понимал, что меня сразу задержат, и предпочел наблюдать через интернет. Лучше помочь с освещением акции и оказанием юридической помощи, чем сидеть в отделе полиции.

— Что произошло в Новокузнецке 31-го января? Почему акции не получилось?

— Прогулка должна была начаться в 12:20 у драмтеатра. Но полиция превентивно задерживала подошедших, сажала в автобусы и увозила в окраинные отделы полиции, чтобы потом сложнее было вернуться в центр. Говорили, что якобы произошло ограбление почтальона, и все задержанные — подозреваемые.

Шествие не состоялось. Многие, увидев, что происходит, повернули назад. По данным «ОВД-инфо» в тот день в Новокузнецке задержали 90 участников. Это позволяет косвенно судить о числе желавших прийти.

— Как думаете, будет в Новокузнецке продолжение?

— Если ФБК продолжит устраивать всероссийские акции, я думаю, да. Но многих, к сожалению, напугало произошедшее 31-го. Запугивать начали еще раньше. По квартирам потенциальных участников акции ходили полицейские, вручали «Предупреждения». Накануне 23-го участникам чата поступали анонимные угрозы. Многим на работе и на учебе угрожали увольнениями, отчислениями. Девушка, с которой я лично не знаком, активно помогала проводить акцию — ее пообещали отчислить, сказали: «У тебя нет будущего. Тебя посадят». Какая-то начальница потребовала, чтобы эта девушка достала телефон, и прямо при ней удалилась из чатов и закрыла все свои аккаунты.

— Кузбасс в политическом плане был инертнее соседних Томска и Новосибирска. Можно ли сказать, что сейчас регион выходит из политической спячки?

— У нас всё меньше остается молодежи — они уезжают в другие города и выходят на акции там. Хотя, судя по 23-му января, еще не вся молодежь из Новокузнецка уехала… Постепенно мы выходим из спячки, но не так активно, как хотелось бы. Если бы такие акции случались раз в полгода — в Новокузнецке выходило бы по тысяче. Но на еженедельных на такое количество я не рассчитываю.

— Силовики, забиравшие всех подряд 31-го, могут применить такую тактику и в следующий раз.

— Мы сейчас рассматриваем разные варианты, как этого избежать. Что-нибудь придумаем.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: