Глава лагеря Черемзы о том, как люди защищают природу от государства – Сибирь. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Глава лагеря Черемзы о том, как люди защищают природу от государства

Глава лагеря Черемзы о том, как люди защищают природу от государства

В последнее время в России все чаще приходится защищать природу от государства. На севере европейской части России стоит Шиес, где жители пытаются не допустить строительства нового полигона; на Урале — Куштау, где местные вынуждены отбивать у бизнеса проданную властями уникальную гору, входящую в «семь чудес России». А в Кузбассе прямо в поле второй месяц стоит самодельный палаточный лагерь, не пропускающий сюда технику для строительства станции углепогрузки с разреза «Кузнецкий Южный».

Казалось, что угольщики и региональные власти давно уже всё здесь решили и договорились — однако жители окрестных сел и деревень организовали в лагере круглосуточные дежурства, и пока так и не оставили бизнесменам возможности начать подготовку к строительству. 13 августа, как и в Шиес, и на Куштау, в Черемзу приехал ОМОН.

Попытка разгона протеста силовиками стала первой в истории не только Черемзы, но и всей Кемеровской области. Полицейский в мегафон дал протестующим «две минуты» на сворачивание лагеря и грозил статьей за «самоуправство». В ответ местные жители выстроились в живую цепь и стали скандировать: «Прокурора!». На месте задержали и увели в автозак трех женщин, а лагерь передислоцировался на нейтральную территорию, но продолжил стоять.

— Мы просили, чтобы прокурор приехал в лагерь, когда несколько человек ездили к нему на встречу. Он сказал, что приедет. Но так и не приехал, а вместо него приехал ОМОН.

Алексей Чиспияков — коренной шорец, представитель малочисленного народа и один из главных лиц этого протеста, взявший на себя обязанности начальника лагеря. Сотрудник вневедомственной охраны РЖД, он первым забил тревогу, увидев технику разреза «Кузнецкий Южный» под железнодорожным мостом. Мужчина перегородил дорогу и вызвал подмогу из окрестных сел — тема расширения угольного бизнеса в Кузбассе больная, никто не хочет такого соседства, и люди буквально легли под бульдозеры. В итоге технику развернули.

Алексей Чиспияков после обморока в ходе голодовки. Июль 2020 года. Фото: Сила Кузбасса / VK

О себе Чиспияков рассказывает: живет хозяйством, собирательством, охотой и рыбалкой, а для того, чтобы быть в лагере постоянно, ему пришлось перевезти с собой своих кроликов. С ними теперь играют местные дети, которые периодически бывают в лагере с родителями. Семьи приезжают сюда и на дежурства — они идут круглосуточно, и задача дежурного вовремя вызвать остальных, кто в это время не на работе; даже детские праздники проводятся с размахом прямо тут, в лагере. Здесь же все устраивают «субботники» — чистят берег реки от шлака с угольного разреза, который местные рабочие бесконтрольно накидали в реку. Во время очистки несколько человек отравились.

В лагере единовременно может находиться от нескольких человек до нескольких десятков — это жители окрестных поселков Безруково, Подобас, микрорайона ГРЭС, города Мыски и Черемзы, ближе к которой и разбит лагерь.

— Если говорить именно о Черемзе, в этот поселок люди ехали именно для того, чтобы быть подальше от негативного воздействия всяких промышленных предприятий. И сейчас к ним в огород, можно сказать, пришла углепогрузка. Загрязняющих предприятий у нас полно — в Мысках несколько угольных разрезов с углепогрузками, — говорит Алексей Чиспияков. Защитники Черемзы уверены: в Кузбассе больше десяти лет назад был превышен экологический предел по угледобыче, но ее объем все продолжают наращивать с каждым годом.

— Причем, все промышленные предприятия на экологических мерах очень сильно экономят. На мой взгляд, им будет невыгодно добывать уголь, если они будут добывать его с соблюдением природоохранных мер. У них как: пришел — выкопал — ушел. Ничего они не делают. Яркий пример наш разрез Кийзасский — разрез, который работает 7 лет, в прошлом году первые очистные построил, — рассказывает Чиспияков.

— В 2005—2006 году здесь работала научная группа, три профессора горного института Санкт-Петербурга, их коллеги из сибирского отделения академии наук, то есть уровень компетенции данной группы бесспорен, — говорит журналист из Мысков Вячеслав Кречетов. — Они пришли к выводу, что дальнейшее увеличение объемов добычи угля окажет негативное влияние на здоровье населения. Но тогда мы добывали на 100 миллионов тонн угля меньше. Даже на тот момент они говорили о критическом состоянии. То есть любое увеличение на тот момент вело к осознанному причинению вреда здоровью граждан. Сегодня Кемеровская область по экологическим показателям — катастрофическая, и жители видят, как исчезают наши реки — одни исчезают, другие загрязняются, с воздухом катастрофа.

Наблюдательных постов два: «Гора» (лагерь) и «Мост» — между ними шесть километров. Продукты и воду приносят местные жители и все неравнодушные.

Дозорные на ночном посту в Черемзе. Пост «Гора». Фото: Комитет по экологии (общественная организация) / VK

Утром 13 августа строители появились вновь, и начали на части территории устанавливать забор. С ними были сотрудники ЧОП и некие спортсмены «Федерации рукопашного боя Кузбасса». Вскоре показался полицейский с мегафоном и броневик с силовиками. Видео облетело местные СМИ — выстроившись в живую цепь, люди скандировали в сторону силовиков: «Позор!».

На следующий день в «Инстаграм» губернатора Сергея Цивилева появилось обращение: «Произошедший вчера конфликт между жителями и разрезом считаю крайней точкой… У представителей разреза „Кузнецкий Южный“ было достаточно времени на подготовку к строительству… Разрез не смог выстроить нормальное взаимодействие с жителями поселка… Разрезу необходимо провести встречи с черемзинцами и максимально полно и понятно рассказать им о проекте. После в администрации района будет проведено собрание с участием жителей поселка, руководства разреза и представителей правительства Кузбасса».

Защитники Черемзы увидели в этом хитрость — Цивилев не раз уже отмечал, что диалог нужно вести только с жителями немногочисленной Черемзы. Дело в том, что до остальных поселков — сотни метров, но их жителей к «диалогу» привлекать не собираются.

— Все ближайшие населенные пункты — Безруково, Подобас, ГРЭС, те же Мыски к Черемзе вплотную. Почему везде звучит только Черемза, мне немножко непонятно. Цивилев хочет договориться с небольшой группой людей, и, возможно, надеется преподнести это так, что уладили якобы конфликт, — считает Алексей Чиспияков.

Все это отталкивает активистов, они не доверяют ни власти, ни угольщикам, и не готовы идти на компромиссы. Вопреки предположениям некоторых местных чиновников, лагерь намерен стоять и с приходом холодов. «Будем утепляться», — спокойно говорит Чиспияков.

Пост «Мост». Фото: Черемза — Кузбасс — Россия. Проснитесь! / VK

— Тут у людей однозначное требование: не должно быть никакой станции углепогрузки, и хватит нам новых разрезов. Все обещания угольщиков — это только обещания. Ничего никогда не выполняют. Обещают только для того, чтобы добиться своего — начать строить, добывать. В итоге стеклянные бусы раздали и якобы все хорошо, — считает шорец.

По его словам, лагерь свернется только в одном случае — после официальных заявлений, что станции углепогрузки здесь не будет.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: