«Если я узнал не Россию, так народ русский». Прогулка по Омску Достоевского – Сибирь. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Если я узнал не Россию, так народ русский». Прогулка по Омску Достоевского

«Если я узнал не Россию, так народ русский». Прогулка по Омску Достоевского

В Рождество 1849 года 29-летнего Федора Достоевского, автора повестей «Бедные люди» и «Двойник», участника кружка петрашевцев, заковали в кандалы и этапировали в Омск. «Те четыре года считаю я за время, в которое я был похоронен живой и закрыт в гробу… Это было страдание невыразимое, бесконечное», — признавался позже в письме брату Федор Михайлович. Однако ж многие исследователи его творчества сходятся во мнении, что именно каторга значительно повлияла на мировоззрение писателя, возвысив блестящий талант до уровня гения. Сегодня в рубрике «Пройдемте!» мы прогуляемся по Омску Федора Достоевского.

В 1850-х годах Омск был центром Западно-Сибирского генерал-губернаторства, и, по воспоминаниям современников, опережал другие города Сибири и по благоустройству, и по удобству, и по застройке, и по образованности населения. Однако ж в памяти Достоевского он остался другим: «гадкий городишка», «грязный, военный и развратный в высшей степени», «Деревьев почти нет. Летом зной и ветер с песком, зимой буран».

Каторжный острог располагался на территории Омской крепости, попасть в которую можно было с четырех разных сторон. Арестантские сани с Достоевским въехали в крепость 23 января 1850 года через главные ворота — Тарские. Они и станут точкой отсчета для нашего путешествия.

К сожалению, оригинальные ворота, построенные в 1792, до наших дней не сохранились. Их разобрали буквально за одну ночь в 1959 году. По одной из версий, на этом настояла супруга партийного функционера, которой не нравилось, что рядом с воротами постоянно собирается молодежь. В 1991 году сооружение было восстановлено, однако внутри свода архитекторы сделали не две ниши, как в утраченном оригинале, а четыре. Кроме того, караульное помещение внутри Тарских ворот превратили в музей. В качестве экспонатов там — различные артефакты, связанные с Омской крепостью.

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Пройдем через ворота и окажемся на улице Спартаковской, бывшей Глазенапа. По ней Достоевский каждый день ходил на работу. Кроме того, в доме № 9 жил настоятель Воскресенского собора, протоиерей Дмитрий Пономарев, благоволивший писателю и бывший его духовником. Благодаря Пономареву Достоевский мог пользоваться книгами из богатейшей православной библиотеки Воскресенского собора.

Однако в этом же доме имел квартиру и платцмайор Кривцов — «каналья каких мало, мелкий варвар, сутяга, пьяница» (цитируем письмо Достоевского брату Михаилу). Он обещал при первом же проступке наказать Достоевского «телесно». Угроза так и осталась неосуществленной — во многом благодаря тому, что писатель снискал покровительство коменданта Омской крепости Алексея де Граве и других влиятельных лиц, военных и гражданских. Сегодня в особняке на Спартаковской располагается филиал Омского государственного медуниверситета Минздрава РФ.

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Соседний дом, на Спартаковской, 7, памятен тем, что Достоевский участвовал в его строительстве в качестве «чернорабочего, знающего грамоту». Нынче в нем находится Омский гарнизонный военный суд.

В начале Спартаковской стоит пятиметровая скульптура Достоевского, которую видно от самых Тарских ворот (см. главное фото). Установили ее в ноябре 2001 года, приурочив к 180-летней годовщине со дня рождения писателя. Достоевский погружен в себя и «шагает» в направлении площади плац-парадов. Помимо военных смотров на ней проводили и экзекуции каторжников.

Сейчас на этом месте разбит Выставочный сквер. В правой руке писателя — его любимая книга: Евангелие. Экземпляр Нового Завета подарила Достоевскому жена ссыльного декабриста Наталья Фонвизина — с ней арестант познакомился во время остановки этапа в Тобольске. В переплете книги женщина спрятала 10 рублей, чтобы Федор Михайлович мог потратить их на свои нужды. Евангелие, переданное Фонвизиной, писатель хранил и перечитывал в течение всей жизни. Первые пометы в нем, кстати, были сделаны ногтем, поскольку каторжанам запрещалось писать.

Слева от памятника Достоевскому стоит старейшее омское здание, 1781 года постройки. В середине XIX века в нем располагались комендантское правление и гауптвахта, где отбывали дисциплинарное наказание солдаты и офицеры. В наши дни памятник архитектуры отдан в распоряжение Военного комиссариата Омской области.

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Справа от скульптуры возвышается Военный Воскресенский собор. В «Записках из Мертвого дома» Достоевский писал, как арестантов «водили под конвоем с заряженными ружьями в божий дом», где они «становились тесной кучей у самых дверей, на самом последнем месте» и молились. Воскресенский собор был первым каменным храмом в городе. Освятили его в 1773 году. Любопытно, что колокольня собора нередко использовалась как смотровая вышка. В 1856 году в храме крестили Михаила Врубеля (ему тогда не исполнилось и года).

Службы в соборе перестали проводить в 1920 годах, а в 1958 году его разобрали. Восстановили культовое сооружение в 2016 году в рекордно короткие сроки — в течение девяти месяцев. Важно, что при этом был воссоздан исторический облик собора.

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

От монумента Достоевскому свернем вправо и дойдем по улице Партизанской до историко-культурного комплекса «Омская крепость». На территории комплекса расположена инженерная мастерская. В столярном отделении мастерской Достоевский работал, хоть и недолгое время, — вертел точильное колесо. А в кузнечном отделении писателю расковали кандалы в день, когда истек срок его каторги. Построенное в 1843 году, здание мастерской уцелело до наших дней. В 2020 году его отреставрировали, оборудовав внутри выставочный зал и кинозал.

Неподалеку от инженерной мастерской стоят Тобольские ворота. Они вели к пристани на Иртыше, с которой отправлялись суда до Тобольска. Отсюда и родилось название. Из четырех ворот Омской крепости Тобольские ворота — единственные, которые не были разобраны в советские годы. Однако с момента своей постройки (предположительно, в 1792 году) они не раз меняли внешний облик. Например, в 1860-х годах оригиналу, выполненному в барочном стиле, придали черты классицизма, и сделали строение двухэтажным. В 2009 году Тобольские ворота пережили очередную реконструкцию.

Через эти ворота Достоевский проходил всякий раз, когда его отправляли на пристань — ломать баржи и разгружать дощаники, или же в «алебастровые сараи» — обжигать кирпичи и известь. От «алебастровых сараев» не осталось и следа, а вот пристань омские власти реконструировали. И теперь горожане приходят сюда для того, чтобы полюбоваться красивыми видами и роскошными омскими закатами.

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Иногда каторжан водили на работу через Иртышские ворота. От Тобольских ворот их отделяет неспешная пятиминутная прогулка по Набережной в сторону слияния Оми и Иртыша. Исконные Иртышские ворота были утрачены в 1920-х годах, однако в 2010 году воссозданы на прежнем фундаменте.

В двухстах метрах от Иртышских ворот находится Литературный музей имени Достоевского. Попасть в него можно, если свернуть у ворот с Набережной, миновать бассейн и, дойдя до улицы Победы, повернуть направо. Нарядное желтое здание примечательно не столько своим почтенным возрастом — ему исполнился 221 год, но прежде всего тем, что в середине ХIХ века здесь жил с семьей комендант Омской крепости Алексей де Граве.

«Еще в Тобольске я узнал о будущем непосредственном начальстве нашем. Комендант был человек очень порядочный», — отмечал в одном из писем Федор Михайлович. И правда, де Граве, как мог, облегчал положение писателя, стараясь не посылать его на тяжелые работы и разрешая отлеживаться в госпитале. Полковник Граве ходатайствовал, чтобы срок каторги Достоевскому и другому петрашевцу, Дурову, сократили на полгода, и предлагал перевести их в «разряд исправляющихся». Это позволило бы освободить арестантов от ножных оков. Но монаршего соизволения на его просьбы не последовало. Впрочем, Достоевский и без того был благодарен коменданту. В последний раз писатель побывал в гостях у семейства де Граве, когда возвращался из семипалатинской ссылки через Омск в Петербург в 1859 году.

Один из залов музея погружает посетителей в мрачную атмосферу арестантской казармы. Здесь собраны вещи, воссоздающие острожный быт. Вы сможете увидеть, как одевались арестанты и в каких кандалах вынуждены были ходить.

О каторжанах Достоевский отзывался нелестно: «народ грубый, раздраженный и озлобленный», ненавидящий дворян. Однако же среди них он встретил «характеры глубокие, сильные, прекрасные».

«Сколько я вынес из каторги народных типов, характеров!.. Сколько историй бродяг и разбойников и вообще всего черного, горемычного быта! На целые томы достанет. Что за чудный народ. Вообще время для меня не потеряно. Если я узнал не Россию, так народ русский хорошо, и так хорошо, как, может быть, не многие знают его».

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Через дорогу от музея находится еще одно историческое здание, которое напрямую с Достоевским не связано, но «помнит» его. Это лютеранская кирха во имя Святой Екатерины — самое старое культовое сооружение Омска, построенное в конце ХVIII века для представителей немецкой и шведской интеллигенции. В советские годы кирха превратилась в пристройку к Дому культуры. А с 1977 года в ней разместился музей УВД Омской области.

Следующая наша остановка — у скульптуры Достоевского «Крест несущий» в Театральном саду. Считается, что в этой части крепости — в Степном ее бастионе — располагался омский острог. Чтобы попасть туда, сначала вернемся к Тарским воротам — коротким путем, через Выставочный сквер и Спартаковскую, а затем свернем на улицу Петра Некрасова, ведущую к Театральному саду. По пути можно вспомнить, как Достоевский описывал жизнь арестантов в каторжном каземате в повести «Записки из Мертвого дома»: «Вообрази себе старое, ветхое, деревянное здание, которое давно уже положено сломать… Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать… Нас как сельдей в бочонке… Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками… Всю ночь дрогнешь. Блох, вшей и тараканов четвериками». И при этом имеешь «вечную вражду и ссору кругом себя, брань, крик, шум, гам, всегда под конвоем, никогда один, и это четыре года без перемены…».

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Настоящим спасением стал для Достоевского в каторге Омский гарнизонный военный госпиталь. Главный доктор госпиталя Иван Троицкий с большим уважением относился к писателю и старался почаще принимать Федора Михайловича в лазарет. Он угощал писателя обедами и давал читать газеты.

Была и другая не менее веская причина, по которой Достоевский так стремился оказаться в госпитале. Арестантам, как мы уже упоминали, нельзя было писать, однако в лазарете этот запрет удалось обойти. Один из фельдшеров снабжал Достоевского чернилами и бумагой. Он же хранил у себя записи, превратившиеся в «Сибирскую тетрадь». Впоследствии образы, характеры, сюжеты из «Сибирской тетради» оживут на страницах повестей и романов Достоевского.

Впрочем, здоровье писателя действительно было подорвано. Так, по некоторым сведениям, первый припадок падучей с «вскрикиванием, потерею сознания, судорогами конечностей и лица, пеною перед ртом» случился у него в 1850 году — Достоевский буквально рухнул посреди казармы.

Из комплекса зданий и строений, представлявших собой Омский госпиталь, сохранились зимние арестантские палаты, летние арестантские палаты, аптека, куда Достоевский не раз ходил, поскольку каторжан самих обязывали приносить себе лекарство.

Чтобы добраться до госпиталя, нам придется пересечь сквер имени Дзержинского (он находится напротив Театрального сада), пройти мимо городской администрации и здания окружного интендантства (построено в 1859 году), а затем, на пересечении улиц Гагарина и Гусарова, повернуть направо и пройти немного вперед. Однако полюбоваться стариной можно только снаружи. Внутрь вас не пустят: комплекс зданий принадлежит филиалу Военного клинического госпиталя МО РФ. Весной 2020 года на территории филиала был построен ковидный госпиталь Минобороны.

23 января 1854 года Достоевский был освобожден, а в феврале 1854 года отправился в ссылку в Семипалатинск. Но воспоминания о каторге он пронес через всю жизнь и незадолго до смерти признался: «Мне и теперь иногда снится это время по ночам, и у меня нет снов мучительнее».

Фото: Лика Кедринская / «Сибирь. МБХ медиа»

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: