Уклон более метра. Как жители Читы пытаются добиться расселения из треснувшего и накренившегося дома – Сибирь. МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Уклон более метра. Как жители Читы пытаются добиться расселения из треснувшего и накренившегося дома

Уклон более метра. Как жители Читы пытаются добиться расселения из треснувшего и накренившегося дома

Следственный комитет возбудил уголовное дело о халатности должностных лиц в администрации Читы -- чиновники уже больше полугода не расселяют аварийный дом, в котором живет 148 человек. «МБХ медиа» выяснило у жильцов «панельки», как они готовятся к обрушению дома, треск стен мешает им спать и почему региональные бюджеты не позволяют расселять жилье.

Заложники дома

Читинцы называют микрорайон Северный самым спокойным и зеленым в своем городе. Если в других уголках города однокомнатную квартиру можно найти меньше, чем за миллион, то в Северном цены начинаются от 2,7 млн рублей. Среди рядов здешних десятиэтажек особенно примечательна одна, под номером 39.

«Микрорайон Северный, дом 39! Десятиэтажный дом падает! Люди заложники, а вы террористы», -- пишет жительница дома Анастасия под публикацией губернатора Забайкальского края Александра Осипова. В разговоре с «МБХ медиа» Анастасия признается, что завела аккаунт в Instagram специально для того, чтобы привлечь внимание к обрушению дома -- она комментирует каждую публикацию и прямой эфир губернатора.

Семь лет назад Анастасия с мужем и тремя детьми переехала в Читу, чтобы взять ипотеку на четырехкомнатную квартиру. На тот момент семья не догадывалась, что у «панельки» 97-ой серии в симпатичном районе печальная история. Здание было построено в 1989 году с рядом технических ошибок: его возвели на «линзе» (крупном куске вечной мерзлоты). Причем на один этаж выше, чем планировалось.

Отходящие рельсы на доме №39 в микрорайоне Северный в Чите, которыми был сцеплен дом во время реконструкции

Отходящие рельсы на доме № 39 в микрорайоне Северный в Чите, которыми был сцеплен дом во время реконструкции. Фото: «МБХ медиа»

Уже в 1996 году дом признали аварийным — из-за повышения средних температур вечная мерзлота начала таять. Фундамент потрескался, дом стал наклоняться, а жильцов временно расселили. Спустя год фундамент укрепили, дом сцепили рельсами и снова сдали в эксплуатацию.

Правда, наклон дома никуда не исчез, но проблему семья Анастасии обнаружила только в январе 2018-го — в подвале прорвало трубы, начал рушиться бетон, ржаветь сцепки, и в квартирах появилось множество трещин в стенах и перекрытиях. Летом 2020-го экспертиза показала, что крен здания уже достиг 526 миллиметров — это почти в 18 раз больше нормы.

Такая конструкция может разрушиться в любой момент, поэтому дом снова признали аварийным, а людей пообещали выселить до 31 декабря 2021 года. После этого жильцы оказались в подвешенном состоянии. «Когда будет это обрушение конструкции — никто нам сказать не смог. Дом наклоняется на 50 см, а может быть, что на 51 сантиметре он упадет», — говорит Анастасия.

За полгода администрация Читы так и не вступила с жильцами в переговоры по поводу возмещения стоимости их квартир, поэтому у большинства не было возможности съехать. Как Анастасии стало известно из чата 39-го дома, только несколько семей из числа ее соседей смогли взять ипотеку или временно переехать на дачу.

Постепенно жизнь в аварийном 39-м стала невыносимой — Анастасия призналась, что у нее начались панические атаки. Из-за треска стен по ночам она подолгу не могла заснуть. «Мне страшно было даже в ванную ходить — думаешь, а вдруг тебя сейчас придавит плитой сверху? Не хотелось, чтобы потом голой вытаскивали».

Возле дверей квартиры Анастасия поставила «тревожный чемоданчик», в который заблаговременно сложила все документы. Своих детей Анастасия тоже проинструктировала — если ночью они услышите сильный треск, немедленно выбегайте из дома, без тапочек и игрушек.

Трещина в дверной раме в одной из квартир жилого дома №39 в микрорайоне Северный, Чита

Трещина в дверной раме в одной из квартир жилого дома № 39 в микрорайоне Северный, Чита. Фото: «МБХ медиа»

Стресса в жизнь Анастасии добавлял чат дома, в который соседи постоянно скидывали фотографии новых трещин, треснувших арок, отошедших балконных плит. В какой-то момент управляющая компания даже запретила жильцам выходить на балконы — слишком опасно.

Ощущение постоянного страха за жизнь детей вынудило семью Анастасии, по ее выражению, «залезть в новую кабалу». Она не стала дожидаться обещанного расселения и месяц назад взяла новую ипотеку.

При этом, в выплате страховки за предыдущую ипотеку в панельке по адресу Северный, 39 Анастасии отказали. «Мы пытались найти грамотного юриста, который бы смог потягаться со страховой компанией. Но нам сказали, что случай неординарный -- никто не понимает, как в этой ситуации поступить», — рассказывает она.

По ее словам, местные жители ждут от государства только компенсации — чтобы наконец переехать в безопасное место. «Мы стали заложниками. Люди покупают квартиры в домах, а потом через какое-то время их признают аварийными. И все, что ли? Люди остаются без жилья? Мне кажется, государство должно контролировать это», — считает Анастасия.

Архитектор, который съехал

Ирина купила квартиру в доме 39 в 2004 году. После переезда местные жители заверили ее, что в 1996 году подвал надежно залили бетоном, чтобы укрепить фундамент. Особенной уверенности Ирине придало то, что ее соседом был архитектор, работавший на строительстве этой «панельки»: он тоже был убежден, что все в порядке. Впрочем, уже через полгода тот самый архитектор внезапно съехал.

Ирина начала замечать первые признаки будущих масштабных проблем еще восемь лет назад -- тогда после сильного землетрясения в районе Читы у нее на кухонной стене появилась трещина. Как бы Ирина ни старалась заклеивать ее обоями, та постоянно появлялась, «как Кентервильское привидение».

Трещина на стене в одной из квартир жилого дома №39 в микрорайоне Северный, Чита

Трещина на стене в одной из квартир жилого дома № 39 в микрорайоне Северный, Чита. Фото: «МБХ медиа»

По мнению Ирины, на состояние дома негативно повлияла и развернувшаяся неподалеку стройка. Когда шли дожди, владелец компании-девелопера сгребал экскаватором землю, чтобы к нему на площадку не текла вода. Из-за этого во дворе панельки неделями стояли огромные лужи — дети даже плавали в них на надувных лодках.

По словам Ирины, за последнее время ситуация стала быстро ухудшаться: наклон дома сейчас настолько ощутим, что жители последнего этажа с балкона видят только три предпоследних. Однажды они даже провели эксперимент и спустили сверху на веревке бутылку с песком -- по вертикали уклон был около одного метра.

После того, как дом признали аварийным, у Ирины стали появляться навязчивые мысли о его возможном обрушении. «Я в пять утра просыпаюсь, когда начинается шум на улице. После треска стен ты каждого звука боишься -- вдруг уже началось? Я сразу смотрю на люстру, не шатается ли», -- объясняет она.

Когда на майские праздники к Ирине приезжала дочь, женщина даже думала о том, чтобы поселить ее в гостиницу -- дом казался ей слишком небезопасным местом. Но больше всего Ирина переживает за своего парализованного отца: она не понимает, как ей поступить с ним в случае обрушения. «Что мне делать? Отца кидать? Говорят, нужно бежать в туалет или ванную, чтобы там стать в проем. А я даже на то, чтобы посадить его в кресло, трачу по 5−10 минут», -- комментирует Ирина.

Денег нет, но

Изначально жильцы дома номер 39 надеялись попасть в программу ветхого жилья (программа «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда» — «МБХ медиа»), но она распространяется только на жилые строения, которые признаны аварийными из-за физического износа. «Панелька» в Северном же признана таковой из-за технологических ошибок.

Поэтому 300 миллионов рублей, необходимые для переселения жильцов, должны быть выделены не из федерального, а из регионального бюджета. По словам городского управляющего Читы Александра Сапожникова, сразу такую большую сумму взять просто неоткуда. Поэтому местные власти обратились с письмом к заместителю председателя правительства Хуснуллину — они попросили найти деньги на переселение из резервного фонда России.

Руководитель администрации города Читы Александр Сапожников

Руководитель администрации города Читы Александр Сапожников. Фото: Администрация городского округа «Город Чита» / Facebook

«Ситуация стабильна и ее постоянно контролирует администрация Читы, а если обстановка начнет угрожать жизни и здоровью граждан, будут приниматься экстренные меры», — заявил зампредседателя правительства Забайкальского края Сергей Гордеев, комментируя вопрос о судьбе дома.

29 апреля нынешнего года Ирина подала иск в Прокуратуру -- с просьбой проверить действия городских властей при расселении дома. По ее словам, после этого впервые с лета 2020 года администрация начала серьезно заниматься проблемой. Вчера городской управляющий Читы Александр Сапожников предложил жителям срочно переехать в один из корпусов из «маневренного фонда общежитий».

Ирина на предложение Сапожникова не согласна -- для того, чтобы следить за отцом-инвалидом, ей в квартире нужны поручни и специальное оборудование. Поэтому она хочет добиться скорейшей выплаты компенсации, чтобы купить и обустроить новую квартиру под потребности отца. «Представляете переехать [в общежитие], ждать полтора-два года, пока не найдут деньги. Им же главное, чтобы не было угрозы жизни, чтобы не было уголовного дела», -- комментирует Ирина.

«Если мы в космос запускаем Олимпийский факел, значит, можно найти на это деньги. Так что вполне возможно нужно юридически продавить, чтобы деньги [и нам] поступили», -- резюмирует она.

На момент публикации материала губернатор Забайкальского края и мэр Читы не ответили на запросы «МБХ медиа».

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: